Домой Новости «Надежда — на авось и государство»: почему в Челябинской области не страхуют имущество от пожаров

«Надежда — на авось и государство»: почему в Челябинской области не страхуют имущество от пожаров

26
0

Журналист ИА «Первое областное» — о том, кто должен платить погорельцам

«Надежда — на авось и государство»: почему в Челябинской области не страхуют имущество от пожаров

После природных пожаров не ищут виноватых. Людей без крова оставил недобрый рок, судьба-злодейка, слепая стихия. Расследование окончено. После природных пожаров остается только отчаяние людей и страшные обугленные печки. У деревенских жителей зачастую нет никаких средств к существованию, кроме денег от продажи овощей с огорода или заколотого по осени быка. Ответ властей — выплаты от 50 тыс. рублей до 100 тыс. рублей и гарантии по поводу постройки новых домов. Это, безусловно, значимая помощь, особенно в условиях бюджетного дефицита. Впереди у семей из Джабыка и Запасного — сборы детей к новому учебному году (купить форму, учебники, сменку, рюкзак — список можно продолжать до бесконечности) и какая-то новая жизнь.

«Надежда — на авось и государство»: почему в Челябинской области не страхуют имущество от пожаров

В Челябинской области каждое лето сотни людей лишаются всего имущества из-за горящего пуха, тлеющей травы, ударов молний или лесных пожаров. Когда горе касается целого поселка, об этом пишут федеральные СМИ, на место приезжают большие начальники с сообщениями о компенсациях. Если сгорела избушка на краю леса, правила выплат остаются на усмотрение местных администраций.

На Западе проблему с компенсациями при стихийных бедствиях решают благодаря страхованию имущества. В некоторых странах, например во Франции и Англии, оно является обязательным. Все граждане как один платят за свое спокойствие и не надеются на государство.

В России этот институт не развит. В обязательном порядке страхуют только квартиры в ипотеку. Популярна услуга у владельцев трехэтажных коттеджей. В селах эта статья расходов, мягко говоря, не на первой строке семейного бюджета.

Как мне рассказали в одной крупной страховой компании, в Запасном и Джабыке их клиентов — единицы. Деревенские жители не доверяют «бюрократам в галстуках». Да и лишних денег на это никогда нет. Чтобы застраховать все свое имущество на условный 1 млн рублей, надо заплатить примерно 15 тыс. рублей. Для села это значительные деньги. Кроме того, люди не привыкли отдавать деньги «впустую», ведь пожар может и не случиться. Ну какова вероятность, что молния ударит именно в твой дом?

«Надежда — на авось и государство»: почему в Челябинской области не страхуют имущество от пожаров

В советское время все страхование было государственным. Частные дома в городе и на селе, а также посевы от засухи страховали по умолчанию. Госстрах СССР закрылся в 1992 году, и заботу об имуществе передали людям. Можно долго рассуждать о непривычке россиян к частной инициативе, но людям, которые за считанные минуты лишились всего, эти разговоры не помогут.

В 2019 году правительство РФ предприняло попытку приучить людей к ответственности. Был подписан специальный закон. Региональные власти получили право разработать собственные программы страхования жилья от чрезвычайных ситуаций, при этом оно осталось добровольным. Стоимость такого договора должна быть значительно ниже, чем стоимость коммерческого страхования. Законодатели рассчитывали, что полис страхования жилья по региональной программе (он включал бы риск уничтожения или повреждения стихией, а также риски пожара, взрыва, затопления) обходился бы ориентировочно в 200 рублей в месяц, или 2400 рублей в год. Плату можно взимать через коммунальные квитанции. Собирать деньги должно специально уполномоченное ведомство. В выплатах пострадавшим от ЧС участвуют федеральный, региональный бюджеты, они дополняются страховыми выплатами по программе.

Несколько лет назад эксперимент по массовому страхованию жилья через коммунальные платежки провели в соседнем Екатеринбурге. Но он не был успешным. В течение полугода в квитанции 7 тысяч жителей включали строчку о добровольном страховании внутренней отделки и инженерного оборудования, а также гражданской ответственности владельца жилого помещения. Ежемесячная плата составляла 230 рублей, а максимальный размер выплаты — 450 тысяч рублей (в случае пожара, потопа, взрыва, удара молнии или стихийных бедствий). Однако большинство собственников жилья не захотели платить даже 230 рублей в месяц. Предложение заинтересовало всего десять процентов жителей.

Закон о добровольном страховании жилья от стихийных бедствий в Челябинской области не работает. В регионе (как и в большинстве территорий России) нет для этого специальной программы. Поэтому и опыта системного сбора средств для помощи жителям, пострадавшим от стихийных бедствий, пока нет. А значит, людям остается надеяться только на бюджетные выплаты либо на себя.

*Мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции