0

Николай Проценко: Валлерстайн предвидел кровавую развязку «евромайдана»

31 августа пришло печальное известие о смерти Иммануила Валлерстайна, одного из ведущих мыслителей современности, блестящего историка-социолога и одного из создателей так называемого «мир-системного анализа». Об оценках покойным украинско-донбасских событий в комментарии для ИА «Новороссия» рассказал журналист и экономический обозреватель портала Eurasia Daily Николай Проценко, лично знавший покойного и переведший на русский язык его основной труд «Мир-система Модерна».

Для Иммануила Валлерстайна в число ключевых понятий современности входили «дух Давоса» и «дух Порту-Алегри». С Давосом понятно – это место проведения ежегодного Всемирного экономического форума и символ глобального капитализма, который, осознавая свой кризис, постепенно мутирует в систему еще худшую. А Порту-Алегри – это бразильский город, названию бразильского города, где в 2001 году состоялся первый Всемирный социальный форум, который попытался противопоставить себя форуму в Давосе. «Дух Порту-Алегри» поднимают на свои знамена те, кто хочет заменить нынешний капитализм на что-то более демократическое и социально-ориентированное.

Парадоксальным образом «дух Порту-Алегри» поначалу витал и над той частью «евромайдана», что искренне требовала побороть коррупцию и олигархический произвол, и над народными республиками Донбасса. Но в «усеченной» Украине он угас сразу после того, как на смену одному олигархическому строю пришел другой, более ужасный, находящийся в союзе с национал-шовинистами, устраивающий акты геноцида, политические репрессии, так называемую декоммунизацию, а теперь еще и провозгласившей своей идеологией либертарианство. На Донбассе, увы, он совсем зачах где-то с момента гибели легендарного Алексея Мозгового.

Валлерстайн прогнозировал кровавую развязку «евромайдана» еще до свержения Виктора Януковича. «Украина на протяжении ряда лет испытывает глубокий внутренний раскол, который несет в себе угрозу превратиться в одну из тех отвратительных гражданских войн, которые происходят во все большем количестве стран», — писал он в середине февраля 2014 года, не испытывая каких-либо иллюзий по поводу сторонников «европейского выбора»: «В ходе публичных демонстраций оппозиция обвиняет нынешние власти Украины (утверждается, что среди них преобладает восточная часть страны) в коррупции и авторитарном правлении. Несомненно, так и есть – по крайней мере отчасти. Однако совершенно неочевидно, что если во власти будет доминировать западная часть Украины, то эта власть будет менее коррумпированной и менее авторитарной».

Если говорить о глобальном геополитическом и геоэкономическом контексте украинских событий, то борьба за Украину легко встраивается в контекст борьбы за глобальную гегемонию. Неслучайно в своем комментарии, посвященном «евромайдану», Валлерстайн подробно разбирал роль в этих событиях помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии Виктории Нуланд. Той самой, которая раздавала в центре Киева «печеньки», а заодно и предлагала «поиметь европейцев» (Fuck the Europeans) в частной беседе с тогдашним послом США на Украине Джеффри Пайеттом, ставшей в разгар «евромайдана» достоянием YouTube. Европейцев, а не русских – подчеркивал Валлерстайн, напоминая о том, что США смогли перехватить роль глобального гегемона у европейских держав, истощавших друг друга в течение столетий бесконечных войн.

«Давайте посмотрим на то, кто такая Виктория Нуланд, — рассуждал Валлерстайн. – Она является сохранившим свою позицию представителем окружавшей Джорджа Буша-младшего клики неоконсерваторов, в правительстве которых она работала. Ее супруг Роберт Кейган – один из самых известных идеологов этой группы неоконов. Интересно, что же она делает на одной из ключевых позиций в Госдепартаменте при президенте Обаме? Ведь предполагалось, что Обама и госсекретарь Джон Керри по меньшей мере сместят неоконов с подобных ролей?

Читайте также: Новости Новороссии.

А теперь давайте вспомним, какой линии четко придерживались неоконы в президентство Буша. Тогдашний министр обороны США Дональд Рамсфелд произнес знаменитые слова о Франции и Германии как «старой Европе», противопоставляя их тому, что он рассматривал как «новую Европу», то есть странам, которые разделяли представление Рамсфелда о неизбежности вторжения в Ирак. Новой Европой для Рамсфелда в особенной мере была Великобритания, а также Восточная и Центральная Европа, те страны, которые раньше были частью советского блока. У госпожи Нуланд, кажется, присутствует такое же восприятие Европы».

Исходя из сказанного о Нуланд и американских неоконах, ученый предполагал, что Украина была просто удобным поводом или проводником для более крупного геополитического размежевания, которое совершенно ничего общего не имело с ее внутренним расколом. Нуланд, развивает свою мысль Валлерстайн, навязчиво тревожило не гипотетическое «поглощение» Украины Россией, с чем она еще могла бы смириться, а геополитический альянс Германии/Франции и России. «Ось Париж — Берлин — Москва», по словам Валлерстайна, приобретала смысл в ситуации в момент, когда США, долгое время ориентировавшиеся на Атлантику, переориентировались на  Тихоокеанский регион: «Ночной кошмар и для России, и для Германии – это не война США и Китая, а их союз, заодно включающий Японию и Корею. Для Германии альянс с Россией – единственный путь снизить эту угрозу ее процветанию и мощи, и политика по отношению к Украине демонстрирует именно тот приоритет, который Германия придает разрешению европейский проблем с участием, а не с исключением России».

admin

Добавить комментарий