Очередные сигналы слепым «миротворцам». Алексей Куракин

Лучше встреча в верхах, чем на краю пропасти (Джон Кеннеди)

 

Что-то уже слабо верится в предстоящую встречу в «нормандском формате». Да и состоится ли она вообще в обозримом будущем?

Лидеры России, Германии и Франции – по результатам последних телефонных переговоров (21 октября Путин говорил с Макроном) единодушны:

— минские договоренности (как основа для мирного урегулирования) безальтернативны;

— «формула Штайнмайера» должна быть имплементирована в украинское законодательство.

А что Киев?

Ну, как что? Вот, например, президент Зеленский – даже не покраснев – 23 октября (в интервью программе «Сегодня») назвал условия (!) для встречи лидеров стран «нормандского формата»: согласование «формулы Штайнмайера» и разведение сил на Донбассе.

Мол, текст «формулы» согласовали, а разведение «не происходит из-за нарушения тишины».

Скажите, пожалуйста! Можно подумать, что Владимир Александрович не помнит, как власть ничего не противопоставила бессмысленно-беспощадной акции «Ні капітуляції!», как украинская сторона в упор не видела (не хотела видеть?) сигналов о готовности к разведению, как радикалы сорвали мирные договоренности в Золотом.

А ведь на «нормандской встрече» еще надо будет представить свою дорожную карту: разбитый по времени алгоритм проведения выборов на Донбассе, принятие закона об особом статусе, вопросы амнистии и прочее.

И в этом плане Киев демонстрирует «абсолютный ноль». Полную бесхребетность и недоговороспособность. Не даром представитель президента РФ Дмитрий Песков отметил, буквально вчера, что «в Кремле не заметили изменений, которые говорили бы о подготовке Киева к саммиту».

А кто заметил?

Очень симптоматично, что на этом фоне в среду, 23 октября, в Москве состоялась встреча Дмитрия Медведева и Виктора Медведчука. Никакой сенсации, все логично – Россия демонстрирует очевидный факт: единственным договороспособным политиком, способным брать ответственность и решать различные вопросы, является Председатель политсовета партии «Оппозиционная платформа – За жизнь».

Что обсуждали? Ну, во всяком случае, не участие Зеленского в интронизации японского императора.

Думаю, разговор был как раз о самом сложном (в политическом аспекте) вопросе мирного урегулирования – имплементации «формулы Штайнмайера» в законодательство Украины.

Почему с Медведчуком? Тоже никакого секрета: вся суть «формулы Штайнмайера» — это ничто иное как мирный «план Медведчука», на который давно согласилась и Москва, и руководство ОРДЛО.

Что дальше? Во-первых, на Банковой все-таки должны заметить сигнал — прямой диалог между Киевом и Москвой все еще возможен. Во-вторых, Медведчук, являясь по сути единственным эффективным переговорщиком на оси Киев – Москва, попытается донести результаты встречи и найденные точки взаимопонимания Зеленскому и его команде.

А, вот, захотят ли «новые» все это услышать и понять?

Верится с трудом. Посмотрим.

Алексей Куракин, Корреспондент

Читайте также: Новости Новороссии.

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика