0

Первый Глава ДНР: Песни Кобзона помогают нам в окопах

…А за четыре года до своей смерти, 30 августа 2015-го (нынче этот августовский день — и дата памяти Иосифа Кобзона) Александр Захарченко вручил народному артисту СССР Золотую Звезду Героя Донецкой Республики.

Это происходило у нас — с фотокором Владимиром Веленгуриным на глазах. Поэтому — все по порядку: как говорится — история одной фотографии.

И сейчас я частично процитирую, с небольшими — новыми пояснениями, свой же тогдашний репортаж.

…Так вот — в то время, приезжая в Донецк, Кобзон давал в Театре оперы и балета по два сольных концерта, чтобы в зал могли попасть все желающие. (Если и это не помогала — сцену для Иосифа Давыдовича устанавливали прямо на площади перед театром.)

Александра Захарченко в тот день не был ни на первом концерте, ни на втором: война… Донецк тогда трясло от разрывов снарядов с утра до вечера, на здании театра была табличка: «Бомбоубежище», рядом в сквере прохаживались, осторожно ступая, саперы с собакой, а на перекрёстке стояла зенитка…

Глава ДНР появился после второго концерта, поздно вечером — на банкете, который обычно устраивали здесь же, в театре, в честь высокого гостя.

Захарченко прибежал запыхавшийся и — прямо с порога — сам зачитал свой Указ: «За мужество и героизм, проявленные при защите Донецкой народной республики, присвоить Иосифу Давыдовичу Кобзону звание Герой ДНР».

И прямо тут же — в одно мгновение — вручил народному артисту СССР Золотую Звезду — правда, спрятанную в коробочку.

Иосиф Давыдович награду так же быстро принял, и хотел уже было спрятать ее в карман — Веленгурин не успел даже толком ничего сеять.

И тут мне пришлось взять на себя обязанности шефа протокола главы ДНР.

— Александр Владимирович, — сказал я Захарченко на ухо, тихо, чтобы никто не слышал. — Так такие дела не делаются. — А потом уже — погромче, чтобы слышали все.- А, может быть, звезду — к лацкану пиджака? Захарченко даже смутился:

— Так ведь придется дырку прокалывать — хороший пиджак испортим.

— Для такой награды и пиджака не жалко! — весело произнёс Кобзон и вернул коробочку со Звездой Захарченко.

Но глава ДНР вешать награду не спешил…

— Для такой награды и одного моего Указа мало, — заметил он и попросил принести стопку с водкой, туда — под аплодисменты собравшихся, а в их числе были и знаменитые командиры — Гиви с Моторолой — и окунули Золотую Звезду.

— Вот теперь порядок, — сказал Захарченко, привинчивая к продырявленному кобзоновскому концертному пиджаку высокую награду республики .

После того, как Кобзон с Захарченко выпили водки, я задал им несколько вопросов…

Приведу небольшой фрагмент нашей беседы.

— И сколько же теперь в ДНР Героев?

— Иосиф Давыдович 20-й.

— Скажите, а вот если не строчками официального Указа, а по-человечески — что вам такого дает Кобзон, что вы ему такую высокую награду решили вручить? Он с автоматом же в окопе не сидел…

— А вот вы не правы. Иосиф Давыдович находился во многих сражениях вместе с нами. Потому что песни, которые он пел и поет — они помогали и помогают нам как раз в окопах. А если ты поешь песни человека и думаешь о нем, получается, что ты и с его именем сражаешься, и он находится рядом.

Кобзон потом очень гордился этой наградоц. Когда два года спустя Владимир Путин вручил ему Золотую Звезду Героя Труда России — Иосиф Давыдович надевал обе Звезды. А на передачу «Поем песни Победы вместе с Иосифом Кобзоном» — на Радио «Комсомольская правда» — привинчивал и третью Звезду — Героя Чернобыля.

…Так уж сложилось по жизни, что Захарченко погиб (от взрыва мины, заложенной в кафе) на следующий день после смерти Кобзона, едва успев выразить свои соболезнования его семье и близким…

До своих уходов, они — на этом свете — виделись как минимум трижды: Захарченко приезжал в Москву в сентябре 2018-го на концерт, посвящённый 80-летию Иосифа Давыдовича. После этого сам Кобзон ездил — уже в последний раз — в Донецк. И потом глава республики ещё раз был в столице — на съезде землячества донбассовцев.

Сегодня, в день гибели легендарного командира и руководителя ДНР, вспоминаю одну очень грустную шутку Кобзона. Однажды, когда мы в очередной раз были в Донецке, я попросил его взять меня собой на встречу с Зазарченко, который на концерте не появился: опять же — война. Иосиф Давыдович ничего не обещал, уехал. А примерно через час за мной примчалась охрана главы ДНР. Меня посадили в машину одного — без фотокора.

И я потом понял, почему: Захарченко был небрит, в помятой полевой форме…

Мы сидели в каком-то кафе. Я задавал ему свои вопросы. Он быстро отвечал. А где-то совсем рядом, с воем, — со стороны позиций украинских войск — пролетали мины.

Захарченко — комментировал:

— О, это из 120-миллиметрового пальнули… А вот ещё… И — вон опять…

Кобзон сидел молча, попивал из бокала красное вино.

А потом вдруг — в шутку, — разумеется — и говорит:

Вот бы сюда сейчас (далее следовал солдатское соленое и очень образное словечко) — хороший бы некролог получился.

Захарченко грустно так заулыбался. А меня от страха аж затрясло, и я быстро свернул интервью.

И — ещё об одном потрясающем совпадении чисел: знаменитый монумент Кобзону в Донецке, на площади у Дворца молодежи «Юность», установили ровно за 15 лет до смерти Великого певца — 30 августа 2003-го. Его открытие было приурочено ко Дню города и 69-летию народного артиста СССР…

Мне запомнилась и такая вот «необыченка»: Захарченко называл Кобзона по имени отчеству и — на «ты», как своего однополчанина и сослуживца. Кобзон — Захарченко: только на «вы», как и большинство своих самых близких и верных друзей и товарищей — «по духу и оружию»…

Александр Гамонов, Комсомольская правда

Читайте также: Новости Новороссии.

22896

admin

Добавить комментарий