Правила игры по-донецки. Семён Пегов

В Донецке накануне главного международного события этого сезона — встречи «нормандской четвёрки» — происходят в каком-то смысле удивительные вещи. Удивительные в первую очередь для Киева, а точнее для новых украинских властей

Несмотря на то что лидеры донбасских республик официально не участвуют в этих переговорах на самом высоком уровне, в ДНР, по крайней мере, решили к ним серьёзно подготовиться.

В республике, похоже, разыграли собственную шахматную партию, исключающую априори целый ряд агрессивных намерений Киева по отношению к населению Донбасса. Во-первых, Народный совет неожиданно для многих (даже в самих республиках мало кто знал об этом заранее) принял закон о государственной границе ДНР. Согласно документу, официально рубежи республики совпадают с границами Донецкой области на момент начала 2014 года.

Во-вторых, власти вышли с инициативой признать на юридическом уровне русский язык единственным государственным. Время для того, чтобы принять и этот закон до 9 декабря, когда запланирована нормандская встреча, ещё остаётся. Остановимся на каждом из этих (в каком-то смысле дерзких) шагов поподробнее.

Начнём с границы. Сейчас подразделения ДНР контролируют меньше половины бывшей Донецкой области. По другую сторону передовой линии остались такие донбасские города, как Славянск, Артёмовск, Мариуполь, Краматорск, Дзержинск, Константиновка, Волноваха, Красноармейск и другие. Учитывая, что Донбасс — это промышленный край, все эти населённые пункты окружены внушительной инфраструктурой, шахтами и заводами.

Помимо чисто территориальной стратегии, в контексте этого закона работает очень важный психологический фактор. Многие из тех, кто в разгар «русской весны» взял в 2014-м в руки оружие, чтобы противостоять пришедшим к власти националистам-радикалам, родом именно из оккупированных на данный момент ВСУ городов. У многих там остались дома, родители, братья, сёстры и дети. Да, донбасский лидер Александр Захарченко, погибший в результате теракта, постоянно заявлял, что Донецк выступает за мир, но после победы. А в понимание победы в первую очередь был включён выход подразделений ДНР как минимум на границы области.

Теперь же тезисы первого главы фактически закреплены документально, а закон, как говорится, обратной силы не имеет. Получается, если приводить любые дальнейшие соглашения по Донбассу в соответствие с законом ДНР (а другие варианты, получается, республика просто-напросто не рассматривает), то для прекращения войны Киеву придётся отводить свои подразделения из Донецкой области в принципе.

Учитывая опять же, что присутствия в зоне разведения сил украинских силовых структур донбасские политики не приемлют ни в каком виде, украинским властям (если они опять-таки хотят мира) нужно отказаться от своих претензий на Донбасс окончательно.

Таким образом, Донецк, по сути, установил собственные правила игры для президента-комика Зеленского, который будет представлять Украину на нормандской встрече. Не учитывать эти новые законодательные реалии просто-напросто невозможно. Россия, в свою очередь, всегда поддерживавшая народ Донбасса, наверняка тоже возьмёт во внимание законодательные инициативы ДНР. Не исключено, что Киев будут призывать не игнорировать их. В какой форме — вопрос другой. Не исключено, что Москва не станет пренебрежительно относиться к закону о границах ДНР. Лично для меня это очевидно.

Перейдём теперь к статусу русского языка в Донецке, который глава республики Денис Пушилин предложил сделать единственным государственным. На мой взгляд, это лучшая прививка от украинско-националистического бешенства, которого, понятное дело, опасаются жители Донбасса. Учитывая, что власти Незалежной проводят откровенно репрессивную политику в отношении русского языка, несмотря на то что на нём по-прежнему разговаривает большая часть жителей страны, принятие такого закона в ДНР в каком-то смысле застрахует его статус от возможных агрессивных предложений Киева на переговорном процессе.

Напомню, что для многих в донбасском сопротивлении именно язык стал одним из ключевых факторов, определивших позицию в отношении так называемой киевском элиты, пришедшей к власти в результате событий февраля 2014-го. Уверяю вас, для значительной части донбасских «сепаратистов» Янукович и его коррумпированное окружение были в той же степени неприятны, как и для тех, кто стоял на «евромайдане». В этом смысле противоречий между сегодняшними военными оппонентами не было изначально. А вот другая идеологическая начинка «мирного протеста» — разрыв тесных связей с Россией, непринятие советского прошлого и, наконец, притеснение русского языка — была принципиально неприемлема для Донбасса. И язык, повторюсь, тут сыграл далеко не последнюю роль.

Также очень важно понимать: две эти законодательные инициативы —абсолютно недвусмысленный сигнал всем ура-паникёрам, которые последние несколько месяцев, с момента попыток развести силы на фронте, безустанно кричат о «сливе Донбасса». Донбасс таким образом в очередной раз продекларировал на весь мир, что сам будет решать свою судьбу. И он видит её в совершенно определённых границах, в которых говорят на совершенно определённом языке.

Семён Пегов, RT

Поделиться записью

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика