Домой Новости Прибалтийским соседям России предрекли бедность и диктатуру

Прибалтийским соседям России предрекли бедность и диктатуру

12
0

Прибалтийским соседям России предрекли бедность и диктатуру

В МиреПрибалтийским соседям России предрекли бедность и диктатуру Добромир19.07.20210

«Вряд ли наше государство протянет больше каких-то двадцати лет». Этот скандальный прогноз относительно Латвии дал не какой-нибудь «российский пропагандист», а авторитетный латвийский социолог. На чем основаны столь мрачные для Латвии предсказания и почему население страны массово разочаровано властями своего государства?

Известный в Латвии социолог, руководитель латвийского Центра исследований общественного мнения SKDS Арнис Кактиньш выдал столь пессимистичную оценку положения в государстве, что, если бы подобные слова произнес русский, его бы немедля обвинили в пособничестве «кремлевской пропаганде». Но Кактиньш латыш, ему можно.

Скандальное пророчество

«Если говорить о нашей модели демократии, то я скептически отношусь к долгосрочному существованию латвийского государства в его нынешних рамках – при преобладающем сейчас порядке вещей. Поэтому я думаю, что вряд ли наше государство протянет больше каких-то двадцати лет. Видя, как происходит деградация и дегенерация власти и общества, ничего иного не жду. В долгосрочной перспективе эта ситуация продолжаться не может, и рано или поздно здесь должны произойти революционные, качественные перемены. Но вряд ли все будут счастливы», – заявил Арнис Кактиньш в беседе с одним из самых читаемых в стране изданий Neatkariga Rita Avize («Независимая утренняя газета»).

Социолог крайне резко и пессимистически оценивает политические процессы, происходящие в государстве. «Мне также кажется, что, действительно, в широком смысле наша модель парламентской демократии не приносит тех плодов, которые мы от нее ожидаем», – говорит Кактиньш. И действительно, стоит латвийцу пожить вне Латвии, получив возможность сравнить ситуацию в ней с другими странами, как он уже не выбирает выражений, характеризуя положение на родине. Особенно комично, когда подобным образом поносят латвийское государство те же самые люди, которые прежде им и управляли.

Например, преуспевающий бизнесмен Вилис Криштопанс возглавлял правительство Латвии в 1998–1999 годах, позже жил в США, а сейчас клянет государство за то, что оно возложило на «маленького человека» совершенно непомерную нагрузку. «Мы с женой посчитали, какой же груз лежит на пенсионере, на малом бизнесе, на предпринимателе. Это просто ненормальный груз. Это не только один–два налога, это Rigas siltums, это Latvijas Gaze, это Latvenergo, Lattelecom (предприятия, обеспечивающие тепло, газоснабжение, электроэнергию и связь – прим. ВЗГЛЯД), и это все только идет в гору. Сейчас акцизный налог, горючее будет дороже. Это просто ненормальная нагрузка на человека, на простую семью», – говорит экс-премьер-министр.

По словам Криштопанса, девиз латвийского государства по отношению к налогоплательщику всегда один: «Нам нужно больше!». В качестве же примера распределения взятых у граждан средств бывший премьер привел латвийскую модель здравоохранения.

«Пока не будет изменена вся система медицины, деньги можно вливать, как воду лейкой – в песок. Там никогда не будет хватать. Понимаете, это как такая труба, в самом низу которой пациент. Выше – санитар, сестра, потом врач, и так далее. А сверху в эту трубу мы заливаем 800 млн евро каждый год. И пока дойдет до самого низа, на пути будут несколько фильтров: строители больниц, продавцы медикаментов и оборудования, получастные и частные компании. То есть эту трубу нужно перевернуть, и тогда половина этих фильтров пропадет. Но как только кто-то пробовал это сделать, его тут же уничтожали. Нужна нормальная страховая система, как OCTA и КАСКО у машин. Это я сто раз говорил и буду говорить. Но те, которые пристроились к этим 800 млн, очень не хотят такой системы. А пациент ничего изменить не может», – пояснил Криштопанс.

Ремень на шее налогоплательщика

В свою очередь Кактиньш в качестве примера бесчеловечного отношения властей к жителям сослался на налоговую реформу, проводимую в настоящее время правительством. В частности, будет ликвидирован такой формат, как микропредприятия, игравший большую роль в экономической жизни страны. С некоторой натяжкой микропредприятия можно сравнить с распространенным в России статусом ИП, индивидуального предпринимателя.

Дело в том, что в Латвии огромное количество людей работало и работает нелегально – работодатели не готовы были брать на свои плечи огромную тяжесть налоговых выплат. В свое время микропредприятия были придуманы для того, чтобы дать возможность всем этим людям наладить отношения с налоговыми органами. Зарегистрировав «микрик», человек начинал платить, соответственно, микроналог – 9%. Ни подоходный, ни обязательные взносы социального страхования отдельно платить не требовалось, так как все они были включены в этот сбор.

О популярности микроналога свидетельствовала статистика: если на начало 2012-го новый способ расчета с государством выбрали 17,8 тыс. коммерсантов, то в середине 2014-го их число вплотную приблизилось уже к 37 тыс. Ставка микроналога применялась к обороту, не превышающему 100 тыс. евро. Однако правительство оказалось недовольно тем, что некоторые бизнесмены используют микропредприятия для оптимизации налогов. В итоге с 2021 года «микроналог» вырос уже до 25–40%, а с 31 декабря 2021 года микропредприятия ликвидируются.

Население громко выражает свое недовольство, но власти сдавать назад не собираются. Так, премьер-министр Кришьянис Кариньш заявил, что недовольство налоговыми изменениями, демонстрируемое в социальных сетях, «не всегда отражает мнение большинства» – и поэтому он, дескать, не будет обращать на это внимания.

По мнению же Кактиньша, налоговая реформа показала, что политикам, принимающим решения, недостает элементарного человеческого сочувствия к согражданам. «Они не видят того, что другим очевидно. Для них их концепции и принципы важнее людей, к которым относятся созданные им законы», – жалуется социолог.

Арнис Кактиньш напоминает, что налоговая реформа коснется примерно 240 тыс. человек, а по 100 тыс. из них ударит очень больно. «Нас в Латвии мало, и такая важная реформа в столь бессмысленном воплощении затронет многие тысячи людей, сделает их несчастными и отчаявшимися. Такое не должно происходить в демократических обществах, ориентированных на людей», – считает эксперт. С другой стороны, можно понять и правительство – в условиях катастрофического оттока населения из страны властям просто ничего другого не остается, как повышать налоговую нагрузку на оставшихся.

В последнее время в Латвии стоит повсеместный стон по поводу действий налоговиков. Занимающаяся сбором налогов латвийская Служба госдоходов (СГД) занимает большое здание в Риге и обладает раздутым штатом сотрудников, готовых залезть чуть ли не в трусы к гражданам в поисках скрытых заначек. «Финансовая разведка» бдит и не знает пощады. Так, минувшей весной СГД начала массовое взыскание с жителей долгов по подоходному налогу. Почти 28 тыс. неплательщиков заблокировали банковские счета. Что характерно, средний размер задолженности небольшой – около 75 евро.

В мечтаниях о «сильной руке»

По словам Кактиньша, недовольство в латвийском обществе зреет давно. Но громких и агрессивных протестов почти не наблюдается. «Мы либо миримся со всем, либо дистанцируемся от политики, от того, что происходит в стране – мы уходим в своего рода внутреннюю эмиграцию, или же плюем на все и эмигрируем по-настоящему» – такой диагноз латвийскому обществу ставит специалист по общественным настроениям. И это действительно так – вместо митингов латвийцы предпочитают «голосовать ногами», активно разъезжаясь по другим странам.

Причины для этого самые веские. В 90-х в стране распилили на металл большую часть оставшейся от СССР промышленности, последние крупные предприятия приказали долго жить уже в 2010-х. Стабильно плохие отношения с Россией губят железнодорожный транзит, прежде исправно кормивший Латвию. Из системы образования изгнали все языки, кроме латышского. Пространство для возможностей все сужается, вот люди и уезжают. Если в 1991-м в стране насчитывалось около 2,7 млн человек, то сейчас – то ли 1,8 млн, то ли 1,6.

Точный подсчет произвести затруднительно, так как отъезжавшие латвийцы, пользуясь правом свободного перемещения по ЕС, в большинстве своем не считали нужным кому-либо отчитываться о смене места жительства. С началом пандемии коронавируса, вернувшей в Евросоюз внутренние границы, массовая эмиграция из Латвии замедлилась.

Но нет сомнений, что по мере обуздания пандемии и снятия границ отъезд латвийцев с родины возобновится.

Арнис Кактиньш, разумеется, все это видит – и его прогноз крайне пессимистичен. «Нынешний кризис еще не закончился… Нет сомнений, что лет через семь–восемь будет еще один, потом еще один. Мы видим, что при каждом кризисе к государственному долгу добавляется еще пара миллиардов евро, что поддерживает здесь некоторую социальную стабильность. Но этот ресурс не бесконечен, и после пары кризисов вряд ли кто-то даст нам эти деньги так легко… В этот момент будет создана площадка для качественных и революционных изменений», – предполагает Кактиньш.

Действительно, если что-то сейчас и поддерживает стабильность госаппарата в Латвии при уменьшающемся населении – так это процесс «распила» европейских денег. Пока что европейская «грудь» выделяет молоко исправно. В этом плане пандемия даже сыграла на руку латвийским властям, которые использовали данный аргумент, чтобы убедить еврочиновников не снимать Латвию с довольствия. Год назад на саммите ЕС в Брюсселе была достигнута договоренность о создании Фонда восстановления экономики и многолетнего бюджета. В течение семи лет Латвия получит из этого фонда на «восстановление экономики» 10,5 млрд евро, что на 39% больше, чем в период с 2014 по 2020 год.

А на днях Латвия получила от Еврокомиссии и Совета Евросоюза по экономическим и финансовым вопросам добро на освоение в ближайшее время средств из фонда восстановления ЕС в размере 1,82 млрд евро. Однако рано или поздно европейское финансирование для Латвии иссякнет. И что тогда?

Сейчас многие латыши откровенно разочаровались в парламентской демократии и открыто вздыхают о «сильной руке», вспоминая довоенного диктатора Карлиса Ульманиса. Либерала Кактиньша пугает то, что определенную популярность в Латвии получил образ Александра Лукашенко – в нем видят эффективного авторитарного правителя, не боящегося жестко отстаивать интересы своего государства. По мнению Кактиньша, это плохой пример для подражания. «Все – ЕС, НАТО и другие структуры – рано или поздно изменятся и трансформируются. И тогда вопрос – насколько мы сами внутренне сильны? Сможем ли мы устоять на ногах, если ЕС начнет распадаться и трансформироваться?» – задается вопросом социолог.

Он считает, что, если бы не внешние факторы, в Латвии давно бы восторжествовал авторитаризм, а то и прямая диктатура. «Если бы не было бы международного контекста – ЕС, НАТО, демократических порогов западного мира – думаю, что в Латвии парламентаризм бы закончился уже лет десять назад. Какой-нибудь «вождь» бы «уладил дела»… И народ, так же как это происходило в 1934 году, этому бы аплодировал», – резюмирует Арнис Кактиньш.

Если бы да кабы… Но вот только кто сейчас позволит Латвии поставить во власть нового Ульманиса?

Источник