Домой Новости Штурм Госдумы: вероятность американского сценария в России оценили

Штурм Госдумы: вероятность американского сценария в России оценили

28
0

Штурм Госдумы: вероятность американского сценария в России оценили

В РоссииШтурм Госдумы: вероятность американского сценария в России оценили
Добромир10.01.20210

Дестаблизация «по-вашингтонски» нашей политсистеме не грозит.

Дональд Трамп все поставил на кон — и все проиграл. И выборы (и прошедшие, и любые будущие), и, возможно, даже собственную свободу — по делу о беспорядках в Вашингтоне он проходит в числе подозреваемых, как возможный «подстрекатель к мятежу». Его пример другим наука. Но, боже мой, какая мука слушать рассуждения российских пропагандистов и политиков о «прогнившей», «умирающей» американской демократии и, соответственно, о «здоровой» и «сильной» российской!

Притом что об Америке говорят, в принципе, все верно. Нельзя, например, не согласиться с официальным представителем МИД РФ Марией Захаровой в том, что «электоральная система в Соединенных Штатах архаична», «не отвечает современным демократическим стандартам» и что американское общество вследствие этого страшно расколото.

Безусловно, прав и глава сенатской комиссии по информационной политике Алексей Пушков, утверждая, что, блокируя Трампа и его сторонников, американские социальные сети занимаются «прямой цензурой». И председатель думского Комитета по международным делам Леонид Слуцкий — в том, что «Вашингтон полностью утратил моральное право «диктовать» стандарты «демократического волеизъявления».

Несколько странно, правда, слышать из уст депутата-патриота то, что прежде право на диктовку у США, оказывается, было. Согласно нашей официальной внешнеполитической доктрине, полностью совпадающей в этом пункте со здравым смыслом, такого права нет ни у одной державы — сколько бы влиятельной и могучей она ни была. Но будем считать, что парламентарий просто не слишком удачно выразил свою мысль.

Однако когда дело доходит до того, что может извлечь из печального американского опыта Россия, срабатывает закономерность, известная еще с советских времен. Тогда она звучала так: «Про коммунизм нам врали, но все, что говорили про капитализм, оказалось правдой».

В современных условиях эта формула выглядит следующим образом: мастера агитации и пропаганды правы, обличая пороки и американской, и прочих чуждых нам демократий, но, мягко говоря, сильно лукавят, выставляя в качестве образца народовластия и справедливости нашу собственную политическую систему.

Сегодня акцент делается на разнице в обращении с оппозицией — в России и в Америке. Как представляется пропагандистам, январские волнения в Вашингтоне создают яркий контраст в пользу порядков, царящих в нашей стране.

«Нашим оппозиционерам я хочу сказать только одно: ребята, молитесь на то, чтобы в России было твердое государство, — наставительно вещает профессор НИУ ВШЭ, политолог Дмитрий Евстафьев. — При твердом государстве вас хотя бы будут судить. А если государство слабое, как в США, вас даже судить не будут».

Профессор, понятно, имеет в виду погибших в ходе захвата демонстрантами Капитолия. Происшествие, что и говорить, трагическое. Вряд ли, однако, корректно причислять действующего американского президента и его сторонников к оппозиционерам. Этим, кстати, грешит большинство провластных комментаторов: мол, за что боролась Америка, на то и напоролась — сама едва не стала жертвой «цветной революции».

Один из немногих представителей этого цеха, правильно ухвативших суть событий, — политолог Сергей Марков. «Захват здания конгресса в Вашингтоне — это совсем не «цветная революция», — доказывает Марков. — Реальная «цветная революция» — это захват власти командой Байдена». Истинно так: Трамп и трамписты — не революционеры, а контрреволюционеры, поскольку выступают не за смену верховной власти, а против смены, за сохранение прежней.

В этой логике наших несистемных оппозиционеров следует скорее сравнивать с Байденом и его командой. Но если кому-то привиделось повторение американского сценария в России, то сразу успокоим (ну или разочаруем): этого не может быть, потому что этого не может быть никогда. Во всяком случае в нынешней политсистеме.

Доказать сию теорему очень легко. Попробуйте представить, что на президентских выборах в России побеждает заклятый и непримиримый политический противник действующего главы государства. И последний категорически отказывается признать их результаты.

Президент и его сторонники взывают к ЦИК и высшим судебным инстанциям, доказывая, что выборы сфальсифицированы в пользу лидера оппозиции. Но главы ЦИК, Верховного и Конституционного судов остаются непреклонными: очень, мол, уважают главу государства, но истина дороже.

Затем — отчаянная попытка пропрезидентской фракции в Госдуме поднять вопрос о легитимности выборов. Затем — призыв президента, созвавшего у стен Кремля митинг своих сторонников, идти и поддержать «своих» депутатов. Ну и последние акты драмы: бессмысленный и беспощадный захват здания нижней палаты и начатая с подачи спикера процедура импичмента.

Не получается представить, не хватает воображения? Что и требовалось доказать! Россия не Америка: враги нашей власти не допускаются не только до рычагов управления, но даже до выборов.

Да что там выборы — телеэфир, и тот недоступен. А скоро, вероятно, дойдет очередь и до Интернета: принятые под занавес старого года законы позволяют догнать и перегнать Twitter и Facebook с точки зрения цензурирования «неполиткорректного» контента.

Фантасмагоричность нарисованной картины ясно показывает: никакой опасности с этой, «американской» стороны российской политсистеме не грозит. Что, однако, не исключает возможность иных сценариев. В том числе, увы, и куда более брутальных.

Предотвратить эти потенциальные бедствия можно лишь способом, который рефреном звучит в выступлениях большого, хотя, к сожалению, и не постоянного друга России — президента Белоруссии Лукашенко: не надо, ох не надо «держаться посиневшими пальцами за власть».

Александр Григорьевич — неглупый, прозорливый, но, увы, слабохарактерный политик, политик, которому недостает воли следовать собственным установкам и обещаниям. Не будьте как Александр Григорьевич. И не будет никаких революций.

Источник